Возбуждающий ток

Для возбуждения мышцы или нерва я частью пропускал через них гальванический ток от одного из четырех элементов Даниэля, частью пользовался мгновенными индукционными ударами. Первый способ в некоторых отношениях уступал второму, главным образом в том, что, вследствие большей длительности проходившего тока, мышца быстрей теряла свою возбудимость; в остальном, однако, результаты пользования обоими способами совпадали. Указанный недостаток усиливался в тех опытах, где возбуждение мышцы достигалось размыкании проходившего через нее гальванического тока, ибо последний по необходимости должен был замыкаться уже с начала опыта, следовательно, по крайней мере, на время целого периода колебания магнита ранее сокращения мышцы.

Существенным условием является, чтобы момент раздражения точно совпал во времени с началом измерительного тока. В том случае, когда возбуждение мышцы производится замыканием гальванического тока, это условие очень легко выполняется следующим образом (схематический чертеж) изображают две гальванических батареи, каждая из 4-х элементов Даниэля; цинковые полюса, находящиеся, соединены с чашечкой со ртутью. Медные полюса сообщаются при помощи системы. Цепь включена мышца, а обозначает место, где цепь разрывается при сокращении, амальгамированное острие, гальванометр. В положении, изображенном здесь, вся совокупность проводников представляет один единственный круг, при чем действие двух одинаковых батарей направлено противоположно друг другу. В такой цепи тока нет. Могущая случиться незначительная разница электродвижущих сил ускользает почти совершенно от восприятия из-за зарядов, возникающих на крючочках, подводящих ток к укрепленной на них мышце. Но когда острие d погружено в чашечку с, мы имеем перед собой две независимых одна от другой цепи, которые связаны только в месте. Обе они замыкаются в один и тот же момент, при первом соприкосновении острия. После этого мышца прерывает цепь измерительного тока при а. Если теперь снова удалить, обе цепи становятся разомкнутыми, и тока нигде больше нет.

Во всех описываемых ниже сериях опытов я прибегал ко второму способу, мышца раздражалась индукционным током, возникавшим при взаимодействии двух проволочных спиралей без сердечника. В тот момент, когда через одну из них начинает проходить гальванический ток, в другой возникает ток индукционный, продолжительность которого очень мала и направление противоположно первому. Наоборот, в момент- прекращения возбуждающего тока, во второй спирали снова возникает индукционный ток, но на этот раз направленный в одну сторону с первым. Отклоняющее действие индукционных токов на магнит в обоих случаях одинаково; но второй ток гораздо менее продолжителен -и, соответственно, гораздо сильнее. Так как малая длительность представлялась мне весьма существенным условием, я применял для раздражения мышц тот вторичный ток, который индуцируется при размыкании первичного. При этом я не вводил в спирали железных сердечников, так как хотя присутствие последних и усиливает действие тока, но. зато и замедляет его. Первичная спираль была приспособлена таким образом, что могла или целиком вдвигаться во вторичную, или более или менее от нее удаляться; этим можно было усиливать или ослаблять наведенные токи». В целях возможной сохранности животных препаратов, я употреблял по большей части настолько слабые токи, что они едва ли могли быть обнаружены иным гальваноскопом, кроме лягушачьего нерва. Вследствие их слабости не могло возникать и полярных действий, которые обычно делают весьма рискованным применение таких токов для физиологических целей, где действие должно быть локализовано.

При помощи простого приспособления, изображенного, мне удалось достигнуть того, что момент прекращения первичного тока и прохождения индуцированного тока через мышцу или нерв точно совпадал с началом измерительного тока. Легкая, но достаточно прочная дощечка АБ может поворачиваться вокруг оси на очень малый угол, ограниченный подставками. На конце Б укреплено платиновое острие, упирающееся снизу в платиновую пластинку. Посредством слабой пружины этот конец дощечки оттягивается книзу лишь настолько, чтобы обеспечить металлическое соприкосновение между ними. Пластинка соединена посредством проволоки д со ртутью в чашечке острие е с весьма гибкой проволокой, также ведущей к чашечке со ртутью, находящейся сбоку от рычага. На другом конце А дощечки помещена платиновая пластинка, соединенная посредством такой же проволоки соответственной чашечкой г. В дальнейшем изложении я буду называть этот прибор «качалкой». Сюда же относится «замыкательный жезл», медная палочка с винтовым зажимом для укрепления проволоки нижний конец ее закруглен и позолочен. Жезл держится в руке; при прикосновении нижним концом его к пластинке А устанавливается соединение между проводниками. При прикосновении с достаточным нажимом дощечка приходит в движение, при чем конец опускается, В поднимается, и острие е отделяется от пластинки F. Если измерительный ток замкнут через индукционный через последний прерывается как раз в тот момент, когда первый замыкается. Строго говоря, между первым соприкосновением и отделением острия е от f проходит столько времени, сколько необходимо для проведения Толчка через упругую массу дерева. Но это время настолько мало, что не может быть уловлено даже с помощью нашей установки; в этом можно убедиться следующим образом. Устанавливается сообщение между, а чашечка и проводник присоединяются к обоим концам пути измерительного тока. Если теперь слегка коснуться замыкательным жезлом С пластинки А, так, чтобы рычажок остался неподвижен, то ток длительно замыкается через магнит с силой отбрасывается к стенкам футляра. Наоборот, если сильным нажимом замыкательного жезла приподнять рычажок, то ток, замкнутый у А, тотчас же вновь прерывается между точками; следовательно, он длится столько времени, сколько необходимо для распространения толчка до В. Никогда я при этом не наблюдал ни малейшего действия на магнит. Правда, воздушные течения могут замаскировывать изменения угла отклонений, если последние не превышают 1/2 деления шкалы, что соответствует промежутку времени в 1/100 секунды. Во всяком, случае достаточно знать, что ошибка, привносимая нашим, прибором гораздо менее значительна, чем другие не устранимые несовершенства в опытах.

Яндекс.Метрика